Вы находитесь здесь: Главная > Конспекты НОД > Консультация для воспитателей по теме «Понятие и основные направления игровой терапии»
Post Icon

Консультация для воспитателей по теме «Понятие и основные направления игровой терапии»

Автор: воспитатель II квалификационной категории Тарасова Юлия Валентиновна, МБДОУ детский сад №8 «Русалочка» г. Кстово.

Мы не задумываемся о том, какое значение в нашей жизни имеют игры. Это оказывается самый лучший путь к нашей психической устойчивости от страхов и к умению общаться. В игре происходит то самое главное, что дает нам игра – это самосовершенствование, стремление стать лучшим. Чтобы понять детей, найти подход к ним, мы должны взглянуть на ребенка с точки зрения развития. Не следует их рассматривать как маленьких взрослых. Мир ребенка действительно существует, и они рассказывают о нем в игре. Еще в 18 веке Руссо писал, что для того, чтобы узнать и понять ребенка, необходимо наблюдать за его игрой.[3, с.28] Э.Г. Эриксон выделил 3 сферы игры: 1) аутосфера: сосредоточенность на своем теле. Игра – аутистическая, манипулятивная (толкать, ронять); 2) микросфера – предметная и сюжетная игра, встреча со своими переживаниями; 3) макросфера – взаимодействие с терапевтом, широкая социальная сфера.[9]

«В основе современной игровой терапии лежит наблюдение, что ребенок, утративший ощущение безопасности и надежности из-за скрытой ненависти или страха в отношении естественных защитников его игры в семье или по соседству, может воспользоваться покровительственной поддержкой понимающего взрослого для того, чтобы вновь обрести мир и спокойствие в игре. В прошлом роль такого взрослого, возможно, играли бабушки и любимые тетушки, а ее профессиональная разработка в наше время привела к появлению игротерапевтов. Самое очевидное условие терапии игрой состоит в том, что ребенок имеет в своем распоряжении игрушки и взрослого, и ни соперничество между детьми, ни ворчание родителей или любая другая внезапная помеха не нарушат развертывание его игровых интенций, какими бы они не оказались». [9, с.149]

В возникновении игровой терапии как способа помощи детям, можно выделить пять основных направлений:[1; 2; 3; 4; 6; 7; 8; 9]

1. Игротерапия в психоанализе.

Игра в практике детской психотерапии впервые была использована З. Фрейдом как вспомогательный метод. Его задачей было выявить цепь ассоциаций «истинного» источника символической игры.[40, с.190] Немного позднее А. Фрейд использовала игру как основной метод психотерапии в детском возрасте. Она подчеркивала, что сначала необходимо наладить эмоциональный контакт между ребенком и терапевтом, а потом приступить к толкованию бессознательных мотиваций, скрывающихся за игрой ребенка. Целью такой игры было доведение путем интерпретации до сознания ребенка его собственных действий, конфликтов, вызывающих болезненное состояние. Здесь взрослый рассматривался как пассивная фигура. Игра ребенка являлась спонтанной.

М. Клейн считала, что психотерапевт по отношению к детям должен занимать активную руководящую позицию. И важным являлось то, что родителей необходимо привлекать к работе с целью коррекции их отношения к воспитанию ребенка.

Возможности использования игры связаны с двумя ее характеристиками:

1) Игра ребенка, по мнению М. Клейн, представляет собой символическую деятельность, в которой находят свободное выражение подавленные и ограниченные социальным контролем бессознательные импульсы и влечения. В ролях, принимаемых на себя ребенком, в игровых действиях с игрушками кроется определенный символический смысл.

2) Игра является единственным видом деятельности, где ребенок оказывается свободным от принуждения и давления со стороны враждебной к нему среды. Именно в игре ребенок выражает свои впечатления, чувства и переживания, которые не может выразить в реальных отношениях с миром.

Мелани Клейн назвала свой подход «игровым анализом». Он характеризуется очень ранним проникновением в глубинные мотивации поведения ребенка.

Гермина Хаг-Хельмут стала, видимо, одним из первых терапевтов, утверждающих, что игра является наиболее ответственным моментом в психоанализе ребенка, и предложивших детям, с которыми проводилась терапия игрушки, для того чтобы они могли выразить себя. Она использовала игровые материалы с детьми старше шести лет. Но тем не менее Хаг-Хельмут привлекла внимание к тому, что трудно применять методы, которые использовались в терапии взрослых, в работе с детьми.

Основные цели коррекционного воздействия в психоаналитической игротерапии: [2, с.33]

1) установление аналитической связи, эмоционально позитивного контакта между ребенком и взрослым;

2) катарис – форма эмоционального реагирования, приводящая к преодолению негативных эмоциональных переживаний и освобождению от них;

3) инсайт представляет собой одновременно и результат, и механизм игротерапии;

4) исследование (тестирование) реальности – процесс исследования и апробирования ребенком различных форм и способов взаимодействия с миром людей и межличностных отношений;

5) сублимация как перевод и отклонение энергии примитивных сексуальных влечений от их прямой цели получения сексуального удовольствия к социально одобряемым целям, не связанным с сексуальностью.

Психоаналитики обнаружили, что дети не могут описывать свое беспокойство словами, как это делают взрослые. Таким образом естественной средой общения является для ребенка игра и разнообразная деятельность.

2. Игровая терапия отреагирования.

Второе крупное направление возникло в 30-х годах с появлением работы Дэвида Леви. В этой работе развивались идеи терапии отреагирования – структурированной игровой терапии для работы с детьми, пережившими какое-либо травмирующее событие. Леви основывал свой подход в первую очередь на убеждении в том, что игра предоставляет детям возможности отреагирования. Здесь терапевт воссоздает такую обстановку, чтобы специально отобранные игрушки помогли ребенку восстановить тот опыт, который вызвал у него реакцию тревоги. Ребенку сначала разрешается играть свободно, чтобы он познакомился с обстановкой комнаты и с терапевтом. Затем терапевт использует определенные игровые материалы, чтобы в нужный момент ввести в игру ребенка стрессовую ситуацию. Воссоздание травмирующего события позволяет ребенку освободиться от боли и напряжения, вызванных этим событием. В процессе «отыгрывания» или разыгрывания прежнего опыта ребенка управляет игрой и тем самым перемещается из пассивной роли пострадавшего – в активную роль деятеля. Следя за игрой, терапевт отражает выражаемые ребенком вербальные и невербальные чувства.

В игровой комнате имеют место три формы игровой активности: 1) освобождение агрессивного поведения: ребенок швыряет предметы, взрывает воздушные шары, или проявляет формы инфатильного поведения (папример, сосет соску);

2) освобождение чувств в стандартизированной ситуации: стимулирует чувство ревности к сибилингу, прикладывая куклу к груди матери;

3) освобождение чувств путем воссоздания в игре специфического стрессового опыта из жизни ребенка.

3. Игровая терапия построения отношений.

С появлением исследований Джесси Тафты и Фредерика Аллена, названных терапий отношений, возникло третье значительное направление в игровой терапии. Философским основанием для этого стала работа Отто Ранка, который перенес акцент с исследованиями истории жизни ребенка и его бессознательного на развитие отношений в системе «терапевт-клиент», поставив в центр внимания то, что происходит «здесь и теперь», в кабинете терапевта.[3, с.33]

Аллен и Тафт особенно подчеркивали необходимость отношения к ребенку как к личности, обладающей внутренней силой и способной конструктивно изменить собственное поведение. Таким образом детям представляется свобода выбора: играть или не играть, и возможности управлять собственной деятельностью. Суть этого метода состояло в том, что дети постепенно приходят к пониманию того, что они являются отдельными личностями со своими желаниями и что они могут сосуществовать в системе отношений с другими людьми, обладающими специфическими качествами.

В игровой терапии отношений основное внимание уделяется лечебной силе эмоциональных отношений между терапевтом и клиентом. Цель проводимой в рамках терапии отношений коррекции состоит не в том, чтобы изменить ребенка, а в том, чтобы помочь ему утвердить свое «Я», чувство собственной ценности. Ребенок, как и всякая личность, уникален, самоценен и обладает внутренними источниками саморазвития.

4. Недирективная игровая терапия.

Идеи терапевтов этого направления были внимательно изучены Карлом Роджерсом, который расширил первоначальные концепции и разработал систему недирективной терапии, впоследствии получившей название «терапии, центрированной на клиенте».[3, с.34]

Четвертым крупным направлением стала работа Вирджинии Экслайн. Она успешно применяла принципы недирективной терапии в игровой коррекционной работе с детьми. Например, естественное стремление индивида к росту, способность индивида к управлению собственным развитием.

Недирективная игровая терапия основывается на том, что поведение ребенка: всегда направляется стремлением, к наиболее полной самореализации. Цели недирективной игровой терапии состоят в самопознании и самоуправлении ребенка. У терапевта есть хорошо оснащенная игровая комната, и там ребенок получает возможность играть так, как ему хочется или ничего не делать.

Основная задача коррекции состоит в создании или восстановлении значимых отношений между ребенком и взрослым с целью оптимизации личностного роста и развития. Игра как деятельность, свободная от принуждения, подчинения, страха и зависимости ребенка от мира взрослых, представляет собой, по мнению сторонников недирективной терапии, единственное место, где ребенок получает возможность свободного беспрепятственного самовыражения, исследования и изучения собственных чувств и переживаний.

Позже этот подход стали называть игровой терапией, центрированной на клиенте (на ребенке).

Теория структуры личности, центрированная на ребенке, основывается на трех понятиях: 1) личность, 2) феноменальное поле и 3) самость.

Личность – это все, что есть ребенок: мысли, поведение, чувства и физическое бытие. Феноменальное поле – это весь опыт ребенка, независимо от того, существует ли он на сознательном или бессознательном уровне, внутри или вне его. Все, что ребенок отмечает как имеющее место – для него является реальностью. Самость – это совокупность восприятий ребенком самого себя.[3, с.55]

Дети вносят в общение с терапевтом богатое многообразие эмоциональных возможностей, из которых они плетут узор собственной личности. Отношение к детям с позиции терапии, центрированной на ребенке, базируется на следующих принципах:

- дети – это не маленькие взрослые;

- дети-люди: они способны к глубоким эмоциональным переживаниям боли и радости;

- дети уникальны и заслуживают уважения;

- дети выносливы: они обладают огромной способностью к преодолению препятствий и неблагоприятных обстоятельств в своей жизни;

- дети имеют врожденную тенденцию к росту и созреванию; они обладают внутренней интуитивной мудростью;

- дети способны к позитивному управлению собственной деятельностью; они способны творчески взаимодействовать с собственным миром;

- игра – естественный язык ребенка, она является средой для его самовыражения, в которой он чувствует себя наиболее комфортно;

- дети имеют право на молчание;

- дети уносят терапевтический опыт туда, где они должны жить, то есть терапевт не пытается определить, когда и как ребенок должен играть;

- рост ребенка нельзя ускорить, то есть терапевт проявляет терпение в развитии ребенка.

В основе игровой терапии, центрированной на ребенке, лежит представление о спонтанности психического развития ребенка, обладающего внутренними источниками саморазвития и потенциальными возможностями самостоятельного разрешения проблем.

5. Игровая терапия в условиях школы.

Появление в 60-х годах программ психологической помощи в начальной школе открыло путь для развития пятого направления в игровой терапии. Главная задача использования игровой терапии с детьми в начальной школе состоит в том, чтобы помочь детям подготовиться к тому, чтобы усвоить знания наилучшим образом. Детей нельзя заставить научиться чему-либо. Поэтому игровая терапия является дополнением к обучающей среде, опытом, который помогает детям наиболее эффективно использовать свои способности к учению.

Сегодня существует несколько видов игровой терапии:

Недирективная, директивная и смешанная.

Недирективная игровая терапия – это целенаправленная терапевтическая система, центром которой является ребенок как самостоятельная личность, способная к саморазвитию. Данный вид игровой терапии сосредотачивается на личности ребенка, а не на его проблеме, основное внимание здесь уделяется тому, чтобы ребенок стал более приспособленным как личность при решении проблем.

По мнению Г. Л. Лэндрет, задачи игровой терапии состоят в том, чтобы помочь ребенку:[4]

- стать более ответственным в своих действиях и поступках;

- развить Я-концепцию;

- стать более самоуправляемым;

- выработать большую способность к самопринятию;

- овладеть чувством контроля;

- развить сензитивность к процессу преодоления трудностей;

- развить внутренний источник оценки;

- обрести веру в себя.

Директивная игровая терапия – это форма, в которой педагог выступает в роли организатора психотерапевтического процесса с принятием на себя ответственности за достижение целей психотерапии. Она базируется на теории социального научения, основной задачей является обучение ребенка адекватному социальному поведению путем подражания. При этом аффективной стороне детской игры не уделяется большого внимания. При директивном поведении педагог структурирует ход игротерапии, определяет поведение ребенка, требования сотрудничества в терапии. Психологический механизм идентификации позволяет ребенку усвоить необходимые конструктивные позиции и способы поведения в различных жизненных ситуациях.

Смешанная игровая терапия – это метод психотерапии, основанный на интеграции директивной и недирективной игротерапии. Синтез наиболее удачных приемов игровой терапии разных форм позволяет в достаточно короткий промежуток времени использовать различные варианты игровых действий с учетом индивидуальных возможностей ребенка.

В отечественной психологической практике применение игры как терапевтического средства основывается на теории игры Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Б.Д. Эльконина. При организации коррекционной работы, предпочтение отдается групповым формам игровой терапии. Психологический смысл этого обстоятельства связан с той ролью, которую имеют игровые и реальные отношения детей в игре. Как указывал Д.Б. Эльконин, в игре есть два центра: 1) взрослый и «идеальная форма» развития, представленная во всеобщей форме, в первую очередь здесь имеется роль взрослого; и 2) общение детей друг с другом, их реальная связь. В психокоррекционных целях игру использовали Л. Абрамян, А.И. Захаров, А. С. Спиваковская. [2]

А.И. Захаров выделяет ряд правил, которые необходимо соблюдать в игротерапии:[5, с.156]

- игра применяется как средство диагностики, коррекции и обучения;

- выбор игровых тем отражает их значимость для психолога и интерес для клиента;

- руководство игрой способствует развитию самостоятельной инициативы детей;

- спонтанные и направленные игры – две взаимодополняющие фазы единого процесса, в котором главное это возможность импровизации;

- соотношение спонтанного и направленного компонентов зависит не столько от возраста детей, сколько от их клинических особенностей;

- направленное воздействие на клиента осуществляется посредством характеров.

Таким образом, игротерапия – это метод психотерапевтического воздействия на детей и взрослых [5].

Игровая психотерапия выполняет три функции: диагностическую, терапевтическую и обучающую.[6]

Терапевтические игры ставят своей целью устранение аффективных препятствий в межличностных отношениях, а обучающие – достижения более адекватной адаптации и социализации детей.

Игра всегда подразумевает взаимодействие, так как играть значит вступать в контакты с другими игроками. В этом плане возникает диалог между партнерами или группами партнеров. Также появляется повод для общественного и творческого самовыражения.

Поделиться:

Оставить комментарий